Немецкий ренессанс

Врубель умер в 1910 году, именно в том году, когда Филонов, по его неоднократным утверждениям, начал формулировать и осуществлять на практике свою теорию аналитического искусства . Его подход к искусству “fin de siecle всегда был основополагающим, в то время как интерес к Врубелю и символизму был лишь одной из серьезных проблем, которым он в то время уделял внимание. Чтобы пролить свет на дальнейшее развитие Филонова и окончательное сложение его художественной системы, следует упомянуть о других художественных явлениях, которые обычно невозможно связать ни с русским символизмом, ни с русским авангардом: это позиция Филонова и петербургского модернизма по отношению к старым мастерам Северной Европы, особенно к немецкому Ренессансу и искусству Босха и Брейгеля Старшего. Тема эта очень непроста, но ее следует рассматривать вместе с модными тогда сравнительными исследованиями русского авангарда и французского постимпрессионизма, русского авангарда и итальянского футуризма и т. д. И снова ссылки на теоретические труды Филонова не дают возможности ни утверждать, ни отрицать факт влияния на него художников немецкого Ренессанса Альтдорфера, Босха, Брейгеля, Грюневальда, Дюрера, Кранаха и других, поскольку он не упоминает о них. Но сходство графической манеры скажем, Кранаха, Дюрера и Филонова или аллегорий Босха и Филонова кажется слишком очевидным или, по крайней мере, слишком соблазнительным, чтобы пренебречь им.

Первый  биограф Филонова В. Н. Аникиева указывает на явные его связи с Дюрером, однако наблюдения ее не получили должного развития. Действительно, в русских дореволюционных собраниях не было работ Дюрера или Грюневальда , хотя работы других немецких мастеров - Маттиаса Герунга, Амброзиуса Гольбейна и Кранаха - были представлены . Однако репродукции их наиболее важных работ, конечно, были известны, а кроме того, Филонов мог видеть и оригиналы во время путешествия по Австрии, Италии, Франции и Германии в 1912 году . К тому же профессиональное развитие Филонова совпало с поспешной переоценкой Босха и Брейгеля в Европе и России после долгого пренебрежения, и Филонов мог познакомиться со статьями и иллюстрациями, появившимися в русской печати как раз перед началом первой мировой войны.

Что подтвердит эти предположения, если нет документальных фактов? В целом фигуративность Филонова носит скорее "тевтонский”, нежели итальянский или франц”зский характер, особенно в ранний период творчества. Картина “Герой и его судьба (1900-1910) и оба варианта “Пира королей” (1912, 1913) напоминают больше о германских “ыцарях в залах баронских замков, чем о средиземноморских истоках (хотя, может быть, Пир королей” варьирует тему “Тайной вечери”).

Символизм

Академия художеств помогла Филонову усвоить классические художественные принципы, однако ее ограниченная педагогическая система не удовлетворяла его нескончаемые поиски новой эстетики Подобно Врубелю, Филонов очерчивал форму маленькими, точными штрихами (“Автопортрет”, 1909-1910, или последующие работы: “Без названия”, после 1905, и "Голова”, 1925).

Филонов писал работников физического труда, простых людей, реалистических “не до «иллюзии», а до жути : пластичные формы фигур охотников и коней не смягчают окостеневшей реальности охотничьей сцены (“Кабан”, 1912-1913), убожество низкопробного кабачка не умеряется чувственной привлекательностью девицы легкого поведения (“Кабачок”, 1924); он изображает людей со всеми недостатками, которых не могут скрыть ни яркий костюм, ни развевающееся платье (“Юноша и девушка”, 1923)

Примитивизм

Изучая происхождение филоновской системы аналитического искусства, следует обратить особое внимание на его увлечение народным искусством и русским неопримитивизмом. Интерес Филонова к примитивизму усилился во время его пребывания в “Союзе молодежи” в Петербурге в 1910-1914 годах, после знакомства с трудами Вальдемара Матвейса (Владимира Маркова), одного из первых русских историков, занимающихся искусством Черной Африки, Китая и острова Пасхи , и с теориями Ларионова и Гончаровой, лидерами русского неопримитивизма. Но если Филонов одобрял и принимал определенные методы и образы русского народного творчества, совсем иначе относился он к "настоящей” России - к ее патриархальному сельскому обществу, которое и производило все эти предметы и которое он неоднократно изображал в своих картинах.

История искусства